>>>>

Центральное викариатство

города Москвы

Официальный сайт

МЕНЮ

Сентябрь 24, 2012

«На Соловецких островах никем не тронутое небо…»

Смотрите фото-отчет>>

Доброй традицией сегодняшних дней нашего храма становится паломническая поездка на Соловецкие острова, которая вот уже второй год совершается членами общины во главе с протоиереем Николаем Чернышевым.

{flv}Solovki{/flv}
Эта любовь к древнему северному монастырю, прославившемуся монашеским подвигом святых Зосимы, Савватия, Германа и других преподобных отцов, игуменством священномученика Филиппа, митрополита Московского, поднявшего монастырь в XVI веке, великой жертвой новомучеников ХХ столетия, неслучайна. Ведь в храме Святителя Николая в Кленниках всегда было и остается заложенное святыми Алексием и Сергием Мечевыми особое почитание русской святости, подвига наших соотечественников, отдавших свои жизни за Христа, за Церковь, за отечество.
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил, что на Соловках Литургию можно совершать в любом месте — вся соловецкая земля, пропитанная кровью новомучеников, является священным антиминсом. Страдания, перенесенные узниками лагеря, переживаются здесь вместе с радостью о всеобщем воскресении и бескрайней свободе во Христе. Художник Михаил Нестеров, работавший на Соловках еще до революции, сказал человеку, которому предстояло отбывать срок на островах: «Не бойтесь Соловков, там Христос близко». Нам довелось это ощутить.

Путь
В ночь с 16 на 17 августа группа под руководством отца Николая и матушки Елены Чернышевых, в которую входили молодые люди, студенты, школьники и родители — прихожане храма святителя Николая в Кленниках, отправилась поездом «Москва-Мурманск» до города Кемь. Ехать предстояло около суток, и несмотря на название поезда — «Арктика», с первых минут путешествия сложилась теплая, семейная атмосфера. Утром 18 августа, после ночлега на Подворье Соловецкого монастыря в Кеми, мы вышли в Белое море на катере «Метель» к Большому Соловецкому острову. Катер шел чуть больше двух часов: кто-то с детской радостью кормил птиц, с опаской выхватывающих хлеб из рук, а кто-то тихо спал в кают-компании, укрывшись от прохладного морского ветра.
В первое же мгновение поразила беспредельная водная гладь и небо, куполом покрывающее море. Казалось, вся земля — храм Божий «и Дух Божий носился над водой», наполняя все Собою. Все вокруг дышало таким величием, миром, согласием, пронизывая глубиной и чистотой. И вот показались купола Преображенского собора, крест на шпиле колокольни, крыши знаменитых соловецких башен. Все мы, затаив дыхание, с борта катера созерцали, как из дымки облаков является величественный Соловецкий монастырь.

Преображение
На Соловках группа поселилась в частном доме — простом, без особых удобств, но с гостеприимной хозяйкой и комнатой-трапезной, где все собирались не только поесть, но и помолиться, побеседовать и просто побыть вместе. Братия монастыря во главе с наместником, архимандритом Порфирием, очень тепло приняла нашу группу. Отец Николай устроился в монастырской гостинице, но большую часть времени проводил с нами.
Дни посещения нами Соловков пришлись на череду главных праздников монастыря: 19 августа – Преображение Господне, престольный праздник главного собора обители, 21 августа – день перенесения мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, 22 августа – день всех Соловецких святых, а 23 августа – день памяти новомучеников и исповедников Соловецких.
Вечером первого дня все мы молились на всенощной под праздник Преображения Господня, в честь которого и назван монастырь, при всей своей крепости и неприступности сияющий почти фаворской белизной. Мужественный дух северной обители, крики чаек, парящих над водой, холодное дыхание ветра и вместе с тем простота и открытость — все это содействует преображению человека, переносит в совершенно иной мир, величественный и прекрасный, живущий своим особым течением времени и исполненный духовной красоты.
Как сказал епископ Иаков, Нарьян-Марский и Мезенский, возглавивший Литургию в день праздника Преображения:«В этой святой обители особенно чувствуется близость Бога, которую невозможно изъяснить словами, но которая так действенна и ощутима сердцами человеческими». Отец Николай Чернышев принял участие в служении праздничной Божественной Литургии. Богослужение совершалось в Спасо-Преображенском соборе, главном храме Соловецкого монастыря, возведенном в середине XVI века в настоятельство святого игумена Филиппа, будущего священномученика митрополита Московского. В это время именно в Преображенском соборе, где совершается богослужение в короткий период соловецкого лета, находились и главные святыни монастыря – мощи преподобных.
После службы на Преображение мы побывали на обзорной экскурсии по монастырю, а также в гостях в уникальном Соловецком морском музее, организованном несколько лет назад Товариществом Северного Мореходства. Этот музей знакомит посетителей с малоизвестными, но значимыми страницами морской истории России, рассказывает о духовном и хозяйственном освоении морских просторов и прибрежной территории Русского Севера. Здесь нас сердечно встретил Петр Михайлович Леонов, ключарь музея, увлекательно рассказывавший о Белом море, о строительстве по старинным технологиям яхты «Святой Петр», предстоящей экспедиции, о людях, вложивших душу в это дело, о жизни поселка и монастыря. Да и сам Петр Михайлович, кажется, вкладывает всю свою душу и в любимый музей, и в миссию странноприимства, которую он несет уже много лет, открывая Соловки для новых и новых паломников.

Русская Голгофа
В основном жизнь монастырская течет на Большом Соловецком острове, но среди островов Соловецкого архипелага нет места, которое бы не было освящено подвигом преподобных, святителей, исповедников, новомучеников. Без преувеличения эти острова можно назвать святыми. Первым из островов, куда мы отправились, стал остров Анзер, находящийся еще севернее. Высадившись на причале Кеньга, мы были поражены дивной красотой этих мест: холм, покрытый ковром разноцветного мха с черникой и грибами, краски невиданных цветов, лесотундра с удивительными растениями, озера, застывшие в своей прозрачной чистоте, — одним словом, заповедное место. Здесь в начале XVII века под руководством преподобного Елиазара монахами был основан Свято-Троицкий скит. А позже в самом центре этого острова появился Голгофо-Распятский скит, связанный с именем преподобного Иова (в схиме Иисуса). Во сне ему явилась Пресвятая Богородица и возвестила: «Эта гора отныне называется Голгофою; на ней будет устроена великая каменная церковь распятия Сына Моего и Господа и учредится скит. Я Сама буду посещать гору и пребуду с вами вовеки». И здесь чудесно усматривается связь сквозь века, когда в начале XX века Анзерская Голгофа стала символом несокрушимой верности новомучеников Христовых, претерпевших страшные страдания. Анзер называют сегодня «Русской Голгофой».
Как сказал отец Николай после молебна в храме в честь Распятия Господня на вершине горы: «Разве не чудо, что на этой, поистине святой земле, освященной подвигами и великих древних подвижников, и близких к нам людей, ставших новомучениками, мы с вами, грешные, стоим и молимся, обращаемся к Господу нашему Иисусу Христу, Матери Его Пречистой и к ним самим, нашим заступникам, о спасении каждого из нас и всей нашей земли, всего нашего народа. И вот поскольку являет такое чудо Господь — чудо связи веков в единой вере, есть надежда, что не пропадет земля наша. Земля, пропитанная кровью тех мучеников, тела которых покоятся здесь, на самом этом месте, и по всей округе, даст свои всходы, свои цветы и плоды. Не может быть иначе. Только бы наша вера не угасла, братья и сестры, только бы мы жили той же самой верою, которою жили они, эти преподобные, святители и мученики, священномученики, новомученики, молившиеся Тому же Богу, к Которому мы сейчас с вами обращаемся. Будем молиться об укреплении нашей веры, несмотря ни на что. Что бы каждый день нам с вами ни приносил, наш долг быть верными Христу, Церкви».
Пусть и пытались заглушить голоса тех, кто стоял за правду Христову, но по слову Спасителя: «Если они умолкнут, то камни возопиют», так и вышло — удивительным образом у подножия анзерской Голгофы выросла береза, ветви которой простираются в форме креста.

Преподобные
По возвращении с Анзера, мы поспешили на всенощное бдение на праздник перенесения мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких. Его возглавил Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. В этом году отмечалось двадцатилетие со дня перенесения мощей преподобных на Соловки из Санкт-Петербурга, где в советские годы они хранились в Музее религии и атеизма. По случаю этого праздничного события утром 23 августа состоялась Божественная Литургия, где Его Святейшеству сослужили архипастыри, духовенство обители и батюшки из числа паломников, среди которых был и наш отец Николай. По окончании Божественной литургии Святейший Патриарх Кирилл вместе с духовенством совершил славление у мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких, молитвами которых за минувшее двадцатилетие возродилась Соловецкая обитель. Во время нашего паломничества мы побывали в Савватиевском скиту, близ того места, где впервые высадились на Соловки преподобные Савватий и Герман, молились у креста, где когда-то преподобному Зосиме было видение о строительстве каменного храма в честь Преображения Господня.
Преподобные Зосима, Савватие и Германе, молите Бога о нас!

Острова
После службы нам предстояла поездка на третий по величине остров в Соловецком архипелаге — Большая Муксалма, отделенный от Большого Соловецкого острова небольшим проливом.
В середине XIX века острова были соединены уникальной дамбой хитроумной инженерной формы, повторяющей линию хода волны. Длина дамбы, выложенной из крупного валуна без скрепляющего раствора и получившей название «Каменный мост», 1220 метров. Автором и руководителем работ по возведению дамбы был простой крестьянин, постригшийся в монахи на Соловках под именем Феоктист. Пройдя по дамбе, поросшей живописными мхами, травами и мелким кустарником, пройдя через красивейший лес вглубь острова, мы оказались на месте, где когда-то была каменная церковь в честь преподобного Сергия Радонежского с келейными корпусами, которые сейчас находятся в полуразрушенном состоянии. В первое время существования монастыря остров использовался как пастбище для скота и других сельскохозяйственных работ, а в 1920—1930 годы здесь располагалось одно из самых страшных подразделений лагеря – сюда отправлялись больные и инвалиды, которые не могли работать, а также заключенные женщины с грудными детьми. Те, кого отправляли на Муксалму, знали, что их дни сочтены и зимой они погибнут от лютых морозов. Осенью заключенных заставляли копать ямы под свои будущие могилы… Как описать то щемящее чувство сострадания узникам и ужаса от происходившего в этих удивительных по свое красоте местах?! Это пережить можно было только верой в ряспятого и вокресшего Христа…
Вернувшись с Муксалмы, мы снова пошли в храм — на всенощную под праздник Собора Соловецких Святых, принесших свои жизни в добровольную жертву Богу. Неповторимое пение братии особым соловецким распевом, настраивающее на молитвенный лад, высокие белые стены Преображенского собора, рядом с которыми невольно хотелось вытянуться, собраться — все это окружало атмосферой непростой монастырской жизни, наполняя каждое мгновение подлинной глубиной.
Другим островом, на котором мы побывали в день Соловецких святых, стал Большой Заяцкий. Большую часть его мы обошли пешком, передвигаясь строго по деревянным настилам, поскольку место это считается заповедным. Побывали в церкви святого апостола Андрея Первозванного, в строительстве которой принимал участие Петр I и сам там молился. Мы не переставали удивляться уникальной красоте этого острова, где древние каменные лабиринты, загадку которых так и не могут разгадать ученые, соседствуют с фантастической природой. И человек здесь не разрушает первозданную красоту, а старается ее сохранить.

Святые мученики
Вечером – всенощное бдение в канун дня памяти Новомучеников и Исповедников Соловецких. 23 августа праздничную Литургию возглавил наместник монастыря архимандрит Порфирий, сослужил и отец Николай. Еще будучи на Анзере, он сказал, что многие из подвижников прославлены, но имена множества исповедников, которых исчислить невозможно, остаются и останутся безвестными. Невозможно себе представить те страдания, которые приходилось им претерпевать — физические и нравственные муки, длившиеся не один год, но они исповедовали Господа до мученической кончины.
После службы мы отправились на север Большого Соловецкого острова. Мы посетили Макарьеву пустынь, где в XIX веке архимандритом Макарием был устроен уникальный для этих северных мест Ботанический сад. Увидели Филипповские садки, с инженерной мудростью сооруженные по задумке святителя Филиппа, что позволяло братии и трудникам иметь под рукой запас живой рыбы.
Но особым местом, о котором хочется скорее помолчать, чем подбирать скудные слова, стала Секирная гора. Как сказано в стихах Сергея Гребенникова: «И мы пошли по той земле, душой по раскаленным углям. Как много боли на горе — Секирка здесь стирала судьбы». Во времена Соловецкого лагеря особого назначения здесь, в Свято-Вознесенском скиту, был устроен штрафной изолятор с самым суровым режимом содержания заключенных, где узники подвергались изощренным истязаниям, а тела их сбрасывались в общие могилы и засыпались землей. Захоронения были обнаружены в 2005 году. На кладбище, где покоятся останки умерших, мы отслужили заупокойную литию. Здесь не посещает чувство мрачной скорби, скорее светлое чувство невыразимого покоя и мира.
На Секирной горе стоит Вознесенский храм-маяк с приделом в честь чуда архангела Михаила в Хонех. Отсюда открывается потрясающая панорама с видом на Савватьевский скит, бескрайнее Белое море.
Вечером в Морском музее состоялся концерт, посвященный памяти Новомучеников и Исповедников Соловецких, где были исполнены красивые духовные песни.
На следующее утро катер вновь привез нас на Большой Заяцкий остров. Во времена Соловецкого лагеря здесь был изолятор для женщин, которых тут подвергали жестоким наказаниям и нестерпимым унижениям. В маленьком деревянном, обвеянном жесткими морскими ветрами, храме святого апостола Андрея Первозванного, чудом сохранившемся на острове, была совершена Божественная Литургия, на которой иеромонаху Симеону, настоятелю Кемского Подворья Соловецкого монастыря и этого храма, сослужили священник Никита из Санкт-Петербурга и отец Николай Чернышев. За службой были только певчие и наша группа. Наверное, каждый из молящихся испытал во время этой Литургии, за которой многие причащались святых Христовых тайн, удивительное чувство единения о Господе и любви друг ко другу и ко всему миру.
В этот день отцу Николаю с матушкой и некоторым другим участникам нашего паломничества предстояло возвращаться в Москву. По окончании богослужения отец Николай сказал слово, подводя краткие итоги поездки: «В канун праздника Преображения, когда мы только сошли с корабля, мы с вами попали и на торжественное всенощное бдение, и в самый день Праздника молились за Преображенской службой. Участвовали мы с вами и в патриаршем богослужении на день Соловецких Святых. И вот сейчас, посетив многие из святых мест Соловецких островов, в таком удивительном храме мы с вами, едва умещаясь, молимся, совершаем Божественную Литургию, причащаемся. Совсем иная обстановка, нежели в тех торжественных случаях. Чему Церковь нас учит этими примерами, что мы видим? Что везде Господь, а Евангелие напоминает нам, что даже ближе Господь к такой простоте. Есть такое понятие «евангельская простота» — не в царских чертогах, не в пышности какой-то пребывает Господь, а вот в такой простоте, в которой сейчас мы с вами находимся. Нет никакого уничижения, умаления в этом крохотном храме, точно такая же, великая слава Господня». В заключение своих слов батюшка пожелал нам хранить все то, с чем мы соприкоснулись на этих святых островах, подкрепляя себя памятью об этих днях.

Последние дни
Не хотелось расставаться с теми, кто в тот должен был уезжать в Москву, но впереди нас ждали еще пять дней, которые оказались не менее насыщенными. В последние дни на островах установилась хорошая, редкая для этих суровых мест, солнечная погода, позволившая нам снова и снова путешествовать по острову. В один из дней мы отправились в поход на лодках по чудесным живописным соловецким озерам, еще при игумене Филиппе премудро соединенных каналами. Не раз мы гуляли по соловецкому лесу, такому многообразному в разных частях острова, с благодарностью наслаждаясь его дарами – грибами и ягодами (вкуснейшей черникой, голубикой, брусникой). Однажды мы совершили 30-километровую велосипедную поездку к Савватьевской пустыни, где недавно, во время посещения Соловков, Патриархом Кириллом был освящен восстановленный храм во имя Смоленской иконы Божией матери. И вновь мы поднялись на Секирную гору, чтобы помолиться у могил новомучеников. В один из дней мы посетили в музей, посвященный Соловецкому лагерю особого назначения, располагающийся в бывшем лагерном бараке. Глядя на материалы, представленные в музее, — письма, документы, фотографии, — сводит скулы, щемит сердце. Когда думаешь о страданиях тех людей, иначе начинаешь смотреть на свою жизнь, иначе относиться к смерти.
Успение Пресвятой Богородицы, праздник победы жизни над смертью, мы встретили на незабываемой службе — всенощном бдении в монастыре, которое длилось почти всю ночь. Вечером в день Успения, после крестного кода с погребением плащаницы Богородицы, мощи соловецких святых были перенесены в теплую Филипповскую церковь.
Последние числа августа. Осень. Пора домой. Прощальный вечер мы провели у костра на берегу моря. Закат поразил всех нас своей почти неземной красотой. Некоторые из участников нашей группы, начинающие художники, во время поездки сделали несколько этюдов и зарисовок. Многие делали фотографии, на которых запечатлены места и мгновения, особенно ценные для того или иного фотографа. Все вместе мы смогли попробовать себя в гончарном деле в Школе ремесел, расположившейся в здании бывшей монастырской радиостанции.
Вечером 29 августа, получив благословение и приглашение еще раз приехать в монастырь от духовника обители, игумена Германа, помолившись преподобным, простившись с соловчанами, которые за эти дни стали нашими настоящими друзьями, мы отправились домой — с надеждой вновь вернуться в эти благословенные места на будущий год. На катере «Святитель Филипп» мы вернулись в Кемь, откуда поезд нас увез в родную столицу. Грустно было уезжать: за эти дни слово прошла целая жизнь, но прикоснувшись к Соловкам, к этой жемчужине Белого моря, «голубому яхонту, за пять веков отполированному до небесной чистоты» (как пишет в своей книге Василий Голованов), кажется, все преломилось на жизнь «до» и «после» поездки. Невозможно жить как прежде: эти дни, проведенные на святых островах, задали какую-то новую планку, вдохновляя подвигом, мужеством и терпением. И как пишет один из летописцев: «Кто придет во обитель Спасову к преподобным отцам нашим Зосиме, Савватию и Герману чудотворцам… как птица от сети избавится… и от тьмы на свет выйдет. Иным становится человек, будто снова родится свыше — Духом благодати Божией». И вновь на ум приходят строки из песни на стихи Василия Гребенникова: «На Соловецких островах — невыразимое словами, молиться хочется стихами о всех полученных дарах».
Слава Господу за дивную Его милость!

Рузина Д. Ю., Струкова А. Ю.

Download WordPress Themes Free
Premium WordPress Themes Download
Premium WordPress Themes Download
Download Premium WordPress Themes Free
udemy course download free
download lenevo firmware
Download WordPress Themes
udemy free download
Перейти на полную версию